Лена Погребижская (p0grebizhskaya) wrote,
Лена Погребижская
p0grebizhskaya

Categories:

Селлинджер

Вот мое интервью для школьной газеты. Надеюсь, дети удовлетворены.
Люба, вот мои ответы. Цветочек стоит на подоконнике, радует. Спасибо.
Лена.
1.Говорят, школа, детство - это самые приятные воспоминания. Расскажите о своем детстве, отрочестве - Вы ведь тоже и в школе учились, и в музыкалку ходили, и даже хор : на какие оценки учились? Сразу ли в Вас увидели дарования, большой ли, шумный ли был класс?Страшно ли было оканчивать школу, сдавать экзамены в музыкальной школе? В каком голосе Вы сидели в хоре? Отлынивали ли от фортепьяно?

Я, вам Люба, расскажу несколько историй из моей школьной жизни. Оценки у меня, что в обычной школе, что в музыкальной, были самые разные. Бывали тройки, бывали пятерки. Как у многих, кто довольно способный, но ленивый и не слишком организованный. Так что у меня не было репутации «пай-девочки» или отличницы. А из нас таких как раз и получаются самые интересные люди, я считаю. Класс у нас был самый обычный. Очень многих моих одноклассников я по-прежнему люблю и поддерживаю с ними отношениями. Хотя все они уже матери и отцы семейств.

- У меня во втором классе был сосед по парте, толстенький мальчик с коротко стрижеными волосами и коротко стриженными ногтями. Так что подушечки его пальцев были похожи на маленькие вареники. Он все время делил парту на две части - моя и его и при нарушении границы стукал меня длинной желтой деревянной линейкой. Ко всему он был отличник. Очень хотелось ему отомстить, но мы вовремя переехали из этого города, мальчику повезло.
- У нас в классе был несуразный кудлатый рыжий мальчик Миша Воронов. Если ты вырос в стройного красавца - прости. Он все время был в пыли и следах ног, потому что на переменах его постоянно валяли по полу. Или кто-нибудь гнался за ним, размахивая мешком со сменкой, как нунчаками над головой. Он и правда был странный. Однажды на уроке географии он откусил край толстых контурных карт. Вокруг засмеялись. Тогда он кусок за куском съел все свои контурные карты.
- Когда в музыкальной школе собрали хор, нас расставили по голосам и по росту на специальных длинных ступенях. Те, кто пониже, стоял на верхней ступеньке. Это было уже полметра от пола. Один раз учителя нам сказали, что, мол, вы, там, на верхних ступеньках, имейте в виду, в других школах дети иногда падают в обморок к концу репетиции, мол, осторожно, дети. И с этого момента один да обязательно с верхней ступеньки падал. Все вокруг него носились, хотя тревога обычно была ложная . Мне тоже хотелось как-нибудь упасть в обморок, но у меня не получалось. И ступенька нижняя, не было б того эффекта.
- К старшим классам выезжать на одних способностях мне перестало удаваться. Появилось много неприятного - контрольные и министерские контрольные. И тут находился спаситель- 16 зеленых томов медицинской энциклопедии, а папа мой был врач, это были его настольные книги. Перед контрольной нужно было залезть туда, в энциклопедию, огибая страшные цветные картинки, и найти себе подходящую болезнь. Сымитировать ее в поликлинике и все, нету контрольной. За 2 выпускных класса школы и 5 лет института, где тоже было много неприятного, мне выдавали справки на гастрит, воспаление суставов руки, болезнь люмбаго, привычный вывих и воспаление лицевого нерва. Последние два диагноза навсегда избавили меня от прыжков в высоту и молодцеватых трехкилометровых кроссов. В процессе имитации аппендицита меня даже почти прооперировали. Но это другая история.

Аппендицит. Вообще-то это должен был быть гастрит. Но тетя-врач пошла по ложному следу. - Вы не беременны?» - нет. Тогда это аппендицит. А может гастрит?- намекаю я. - --- Нет, резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонитов, - сказала тетя и отправила меня в больницу. Там было уже неудобно признаваться, что я в общем-то симулянт. За мной должны были придти, чтобы везти меня здорового человека на операцию. Закралась трусливая мысль - а может так и надо, ведь неудобно людей подводить? Наступила ночь, в 5 утра меня разбудили, чтобы все-таки вырезать мой аппендицит. Страшно тянуло спать, и уже поэтому на операцию не хотелось. Боли прошли, говорю, совсем. Тогда мне вкатили 4 подряд клизмы и отпустили только через неделю.

2.Вы очень талантливый человек, однако, пожалуй,я - не особо талантливый
журналист,потому что просто не могу удержаться от дурацкого вопроса о творческих
планах...
Но так как это действительно меня очень интересует(и читателей, думаю, тоже), то
спрашиваю: какие у Вас творческие планы на ближайшие года два?

Вы знаете, я не не очень хорошо планирую время, поэтому вижу вперед недалеко. 5 мая выходит в эфир рен-тв мой новый фильм «Продавец крови». Это документальная картина о прекрасном писателе Игоре Алексееве и его борьбе за жизнь. В июне я заканчиваю следующий фильм об эликсире бессмертия. Для канала РТР. Но и концерты тожеесть. Летом мы объездим несколько городов России(ха-ха, три, наверное) и съездим на мой первый концерт в Лондоне. Осенью я и моя группа, мы будем записывать новый альбом. И вообще-то осенью должна выйти моя следующая книга, о мужчинах- творческих эгоистах. Так что планов громадье, хотя на два года придумать их пока не получается. Хочу еще съездить в Италию, зовут посмотреть на оперный конкурс, я очень люблю оперу.

3.Всем известно(как я не люблю эту фурмулировку, но в отношении Вас она, пожалуй,
верно на все 100%), что Вы работали учительницей, были тележурналистом программы
"Время", ведущей на радиостанции.
В нашей школе тоже есть своего рода журналистская деятельность, и конечно,есть учителя ( они тоже читают нашу газету).Было бы интересно, если бы Вы поделились опытом. Расскажите,сложно ли это - работать журналистом? Какие у Вас связаны с этой профессией мысли? Кому Вы преподавали?И когда Вы решили изменить учительскому и журналистскому миру и уйти в музыку? Что
повлияло на этот порыв?

Вообще-то еще в пединституте мне было понятно, что работать учительницей в школе я не буду. Хотя получалось у меня не плохо и учить детей мне нравилось, единственное, у меня была проблема в том, чтобы считать школьников маленькими, а себя - большой. То есть смотреть на них свысока не получалось. И еще одна причина. Наши вологодские учителя были все как один большими тетями в шерстяных юбках и недорогих бесформенных костюмах с луковицей на голове. Это я про прическу. Ну и понятно, что мне это совсем не подходило. Может это глупости, даже скорее всего, но это именно та причина, по которой я не работаю в школе. Кстати, мне тут пара человек из классов, где была моя институтская практика, написали на сайте «Одноклассники». Мол, помните, Лена? Я тот мальчик, у кого вы вели практику в 5 классе в 8-й школе. Помню, говорю, как ваша жизнь, вы же, говорю, еще гимнастикой занимались? Да, радуется он, и сейчас занимаюсь. Ну и все в таком духе. Журналистика и телевидение были моей главной любовью. Потому-то они меня сманили сразу после педа. А потом началась музыка. И все не заканчивается.

4.В книге "Исповедь четырех" Вы брали интервью (нет, пожалуй даже так - разговаривали
с ними)у Светланы Сургановой, Ирины Богушевской, разговаривали об их здоровье и о
таких глобальных вещах, как жизнь и смерть,боль. Какого Ваше отношение к этим
вещам? Как Вы относитесь жизненным испытаниям?

Ну, стараюсь преодолевать по мере возможностей. Хотелось бы, чтоб их было поменьше, как и всем нам, думаю.

5.Следующий ряд вопросов, возможно, не очень корректный, т.к. я не знаю, какой Вы
веры, вернее, не очень уверена в этом вопросе:
В ночь с 26 на 27 апреля празднуется православная Пасха. Как Вы относитесь к этому
празднику? Празднуете ли ее Вы?

Я- нет. Я просто в бога не верю. Хочу, но не получается. Хотя вот наш барабанщик Виталик, протестантский пастор в прошлом, сказал, что может еще время не пришло.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments