Лена Погребижская (p0grebizhskaya) wrote,
Лена Погребижская
p0grebizhskaya

Categories:

будни работников умственного труда

Ездили в красногорский киноархив. Это было увлекательно. Юноши-милиционеры на кпп курили какой-то хороший табак, им так уютно пахло пока мы входили в сам архив, больше всего похожий на советский санаторий. Забытый звук птиц и много-много деревьев. Желтый дом с колоннами и длинными окнами. В самом киноархиве оказался жуткий дубак. То ли пленки берегут, то ли само собой. Поэтому моя летняя маечка без рукавов была два раза некстати. Во-первых, жутко холодно. А во-вторых, татуировки все наружу. Что в таком крайне советском месте обычно живо обсуждается, например, заходишь в кабинку женского туалета, а тети у раковины громко обсуждают «рисунки понаделают сейчас». Обычно, если видны татуировки, мне все сразу начинают тыкать непроизвольно.

«Подвинься», сказала мне дама с тележкой, полной кинопленки, негрубо сказала, а по-матерински. В книжке по стереотипам поведения один товарищ, кстати, профессор, рассказывал, что как только отрастил длинные волосы, его сразу стали постоянно останавливать полицейские и один раз почти арестовали как высокого индейца моложе товарища на 20 лет. А он старше и не индеец. Просто у него тоже, как у индейца, волосы были длинные. А мне просто тыкают.

В учреждении у теть своя мода. Поскольку мы обошли за разными печатями и подписями массу кабинетов, могу выявить тенденции. У всех бюсты размером с детский стульчик. Нет, с подростковый. Все бюсты обтянуты шелковыми блузами в крупных цветах. На блузу сверху надета шелковая же размахайка обязательно. Все или спят на бигудях или блондинки с мелированием. Но в целом все милы и доброжелательны. Ведь мы платим за каждую секунду видео. Буквальная посекундная тарификация. Например, секунда Ленина в одеяле. Или 12 секунд видео улицы Горького. Мы - это все, кто туда приходит.

За столиками сидят люди и мотают на странных монтажных столах бабины с кинопленкой. Со столов доносится то мультяшная музычка, то голос Левитана. В какой-то момент они начинают рвать школьные тетрадки в клеточку, которые у каждого припасены. Мы поначалу не поняли, но один господин в недешевом костюме ловко скрутил из рванинки закладочку и проложил ей пленку. Видно, он это много раз уже делал. О, вот как оказываются они промечают свои секунды. Потом нас отправляют в картотеку.
«Говорите, что вам нужно, я буду подносить карточки», сказала тетя. Мы покосились на компьютеры. Тетя поджала губы и пояснила: « а там неполная информация и вообще вручную быстрее». Мы кивнули, но шепотом сказали друг другу, что просто тети с детскими стульчиками компьютерам не доверяют, поскольку вон там одна уже три минуты ищет на клавиатуре мягкий знак. И мы набрались наглости и все нашли в компьютере. Потом еще чуть-чуть наглости и мы распечатали список. Никто этого там не делал, как-будто компьютеры здесь изгои.

А карточки, знаете, как выглядят? Это желтые писчие листы с монтажными планами, которые машинистки на печатных машинках вбили лет 30 назад. «Теперь, сказала главная тетя, надо перечислить номер фильмов по возрастанию. Не, пугайтесь, у нас в том компьютере есть специальная программа для этого». Спецпрограмма оказалась обычным майкрософт Excel.

Поиск архивного документального кино выявляет тот факт, что время бежит. И что голова наша уже устроена сильно по-другому. Например, мы искали и не могли отыскать виды Воробьевых гор. Просто потому, что раньше они назывались Ленинские. Или, скажем, мы хотели найти какое-нибудь московское кафе конца 60-х. Упорно лезли в результате Прага и Будапешт. «Ну и дураки», сказал потом К., « кафе же и не было в Союзе почти. Задали бы в поисковик «пивная» их бы не было по другой причине - парадная хроника их нипочем снимать не будет. Надо было запросить «столовую» или «буфет».

На слово «Голливуд» мы рассчитывали выловить американских киноактеров 30-40-х. Вместо этого лезла какая-то кунсткамера, мужчина кормит льва, парад 500 близнецов, катастрофа на мотоциклетных гонках. И я понимаю теперь, что ассоциативный ряд советского человека в те годы на слово «Голливуд» выстраивался именно такой, а не как сейчас, гламур и глянец, звезды и т.п. Еще хуже было с ассоциативным рядом на слова «Япония, Окинава». Нам, видите ли, было нужно от архива что-нибудь об окинавских долгожителях. Вместо этого за все послевоенные годы вплоть до середины 90-х на слово «Окинава» вылезала только военная база США на Окинаве. В итоге все равно взяли Ленина в одеяле.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments