Лена Погребижская (p0grebizhskaya) wrote,
Лена Погребижская
p0grebizhskaya

Обращение-2.

Я прошу прийти 22-го мая на показ моего фильма « Мама, я убью тебя». Зачем?

Обращение к людям в 3 частях

ЧАСТЬ 2. Фильм мы снимали год и столько же монтировали, перемонтировали, переписывали, красили. Мы видели, как взрослеют наши герои, превращаясь из мальчишек и девчонок в парней и девушек, как меняются времена года за забором интерната.

Я снимаю трилогию о сиротах, поэтому когда первый фильм был готов, мы, все участники проекта, договорились кино никому не показывать и не вывешивать в интернет, потому что если бы фильм увидели работники интернатов, они могли передать друг другу по сарафанному радио, что, мол, есть съемочная группа, которая вот такое вот снимает, мол, не пущать, двери закрыть и т.д. Так что был велик риск, что после обнародования первого фильма, можно уже было забыть про съемки второго и третьего. Среди тех, кто согласился финансировать мою идею был благотворительный фонд. В фонде очень гордились нашим фильмом, поэтому все же раздавали диски на своих благотворительных вечерах.  И вот на одном таком вечере диск дали Чулпан Хаматовой. И в свободный час Чулпан его посмотрела. И почувствовала сильное желание что-то немедленно предпринять. Но сначала сказала себе, что у нее у самой есть свое большое хорошее дело, и что она себе давала слово не включаться больше в другие.  И все-таки она не удержалась. Чулпан позвонила в Белый Дом и попросила связать ее с вице-премьером, отвечающим за сирот, Ольгой Голодец.

-       Ольга Юрьевна,- сказала она,- я вас ни о чем не просила, а сейчас прошу. Посмотрите этот фильм.

И отправила диск с фильмом в Дом правительства.  И вице-премьер включила кино и села смотреть. Это было в четверг.

В понедельник мне позвонил директор интерната. Звонок меня удивил. Надо понимать, что уже больше года мы с ним не разговаривали.
-       Ну спасибо,- сказал он.
-       В каком смысле?- говорю.
-       Посмотрел твой фильм. Интересный.
-       Как посмотрели? Где?
-       Начальство мое мне передало.
Потом директор еще сказал пару неприятных предложений, но, как опытный человек, мата в речи не допускал.
Так, думаю, надо же мне узнать, что с фильмом происходит.

В приемной у Ольги Голодец большой телевизор.
-       Вот там сядете,- сказала она министрам,- и кино посмотрите в обязательном порядке. Или закачайте в айпэды,  я проверю.
Думаю, до этого дело все же не дошло. Вице-премьер Ольга Юрьевна чем-то напоминала моего проректора и вообще на мой взгляд больше походила на  научного работника, чем чиновника.
-       Это средневековье,- сказала она. - Это средневековье отправлять детей в наказание в психиатрические больницы. Так не должно быть.
В ее голосе звучало явное возмущение. Мы с ребятами из благотворительного фонда, с которыми пришли в Белый дом, переглянулись. В наших взглядах был один и от же вопрос - неужели она об этом не знала?

- И еще нужно отделить педагогическую запущенность от психиатрических диагнозов,- продолжала Голодец. - Вот Сашка же какой толковый мальчик!( это герой фильма). У него же явно просто отставание, он же сам говорит в фильме, что мать пила и им не занималась.
- Еще,- решительно сказала вице-премьер,- очень нужно привлечь молодых, недеформированных системой специалистов, к работе с детьми.  Кстати, я туда поеду в субботу
- Куда?- говорю
- В ваш интернат…

(продолжение следует)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments