Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

дни

идем по ботаническому саду. жарко. нужно подниматься вверх в гору довольно долго. предпоследняя площадка, языки на плече. стоим-дышим. Рядом тетя- работник сада говорит с каким-то мужиком об орхидеях. Мол, орхидеи, они требуют всего внимания. Мужик кивает и говорит, что у него есть друг, который выращивает дома помидоры.
- И какая связь?- строго переспрашивает научная тетя.
- Да у него совсем крышку сорвало,- продолжает мужик. Любой разговор, какой ни начни, он переводит на помидоры.

( к слову сказать, мои друзья-сыроеды все разговоры переводят на сыроедение, а подруга, увлеченная эзотерикой, через пару минут начинает про духовность, энергетику и места силы).

DSC_0343
******
проходим желтые трехэтажные дома-хрущевки. Очень узнаваемые, облупленные, с низкими потолками и расщепляющимися балконами.
К. говорит: "Какие маленькие пятиэтажки!"

******

Из разговора: "Каждый раз, когда я смотрю на твои ногти на ногах, мне кажется, что я живу с людоедом".

*******
Водитель Таня везет нас по дороге, которую никто из нас не знает. Предварительно нам путано объяснили, что с круга надо съехать прямо. И вот мы доехали до круга, а там аж три съезда. И прямо- все, если смотреть под разными углами на этот вопрос. У водителя наступает ступор. Куда повернуть, она не знает. Обычно в таких случаях она или звонит  тому, кто знает дорогу, или останавливается прямо на шоссе и спрашивает на другой полосе дорогу. В этот раз ничего из этого она сделать не могла, по причине того, что мы ехали по кругу, а куда съехать, она не знала. И в точке выбора решала каждый раз не сворачивать, а подумать и пока поездить. И мы сделали по кругу ровно пять оборотов. Мы, жители заднего сиденья, валялись на полу машины и смеяться уже не могли. Таня-водитель смотрела на нас вполоборота удивленным и растерянным лицом и понимала, что отсюда помощь не придет. Водитель какого-то джипа, ехавшего навстречу, остановился и округлившимися глазами водил по нашей тачке, выходящей на следующий круг. Наконец мы почти силой согнали Таню с круга. Типа, неважно куда, лишь бы это прекратилось. Водитель Таня невозмутимо спросила " А разве я не подняла вам настроение?"

*************
Встретили одну эзотерическую пару. Поскольку я этого всего не люблю, то вопросы задаю с известной долей сарказма.

- И что же шаман?- говорю
- А шаман девять дней греб против течения на лодке. А лет ему уже за 80. Я-то сам мог минуты три, не больше грести.
Муж эзотерической пары, Саша, очень приятный юноша с прозрачными глазами выглядит так, что конечно дольше трех минут вряд ли можно от него ожидать.
- Ну а потом мы остановились и он стал варить нам отвар из тамошней магической лианы, - Саша серьезен.
- А как называется?
- Лиана? Аяхуяска.
-Как?- переспрашиваю.
- Аяхуяска.
- Хорошее какое слово. А потом?
- А потом у меня в голове раздался голос, который на чистом русском языке стал мне все объяснять. Ну, смотришь, например, на плакат Кока-колы, а он тебе втираетпро политику компании, маркетинговую стратегию. и т.д.
- И?
-На третий день голос поднадоел.
Смотрю на Сашу и понимаю, что он уже давно смеется.

*******
DSC_0375
Мы плывем на яхте мимо пляжа нудистов. Капитан достает из рубки большой бинокль и передает нам. Тряска такая, что зафиксировать бинокль и что-то рассмотреть кроме размытых силуэтов не выходит. Ш. берет бинокль и вертит его в руках.
- У меня отец был военный и дома у нас был такой военно-морской бинокль, -  поясняет Ш.
- Прямо такой же?
- Ну не прям такой, но похожий, - продолжает Ш. - У меня был детский садик напротив дома и бабушка брала этот бинокль и следила за мной в саду, в шапке я гуляю или нет.
- А если без шапки?- говорю.
- Тогда она бежала в садик и надевала на меня шапку.

**********

авария. наш ответ клуни.

Мы ехали из Воронежа в Москву, было часов 5 утра. Большинство спали. Не спал водитель, Паштет и турменеджер.  Микроавтобус остановился возле двойной фуры и неспящие пошли за фуру по надобности. Закрыли дверь и стали выворачивать  на дорогу. У меня сквозь сон болела шея от неудобного лежания. Удар с каким-то треском меня разбудил. Не сразу просыпаясь, обнаруживаю себя у окна напротив, в другой части машины. Прижимаюсь к нему головой и понимаю, что в следующую секунду стекла уже нет, а у меня из носа комьями валится кровь. Это меня почему-то не удивило. Вижу перед собой Шило с залитым кровью лицом, который говорит одну фразу: «очки, очки разбились…» И тут до меня доходит, что мы попали в аварию. 

Слева от меня сидела Оля с удивленным лицом, что ей обычно совсем несвойственно, со лба у нее капала кровь . Стало понятно, что ни черта  непонятно, по крайней мере руки-ноги у всех были целы по виду. Вылезти не получалось долго, ногу зажало креслами. Восприятие мое было мутным, как будто проснуться до конца не удалось. Джинсы намокли и липли, кровь или пролили сладкий чай. Кровь. Кто-то приложил мне к голове ватку . Когда удалось вылезти, стало видно автобус со стороны.

Он помялся в том месте, где мы сидели с Андрюхой,  и был похож на сдавленную  консервную банку. Метались тени, это парни из группы туда-сюда ходили и что-то делали. Где, блин аптечка? Через какое-то время ополоумевший водитель достал аптечный ящик,  и мы оттуда взяли вату и бинты. Царило какое-то лихорадочное отупение. Никто так и не догадался за эти несколько  часов найти в аптечке йод  или что-то спиртовое. - Что у тебя?-  У меня ничего, только рука порезана, - сказал Андрюха Гончаров, тоже ослепший без очков как Шило и убежал в темноту. Кто-то блевал прямо в салоне. У него  точно было сострясение. 

Пробежал Паштет и что-то сказал про другую машину. Какая другая машина? Сбоку к нашему  автобусу приросла легковушка. На заднем сиденье хрипел кровью человек , и по проступившей крови было понятно, что у него пробито легкое. Человек дышал со свистом и странными перерывами. Смотреть было очень страшно. На капоте лежал еще один. Короче, мы отъезжали от фуры, и водитель увидел боковым зрением, что в него летит эта тачка, хотел вывернуть и проскочить между фурой и легковой, но не успел. Тот врезался в нас, а мы в - фуру. Водила фуры вообще ничего не почувствовал  и только через час, когда его разбудили менты  вопросом « ну, рассказывай, как было», сказал « нну, я спал». 

Было уже к семи. Мы стояли на страшно холодной трассе и давали объяснение гаишникам. «А как группа ваша называется?», - гаишник в очках собирал с нас объяснения.   «Ммм…» - мы все переглянулись и ничего не смогли сказать. «Ну, говорю, раньше называлась Butch». – «Так это ж известная группа, и певица такая есть, я ее в комеди клабе видел».  Ну да, сказали мы. Паштет зачем-то вынес из покореженной машины портостудию и поставил ее посреди дороги. Шило был плохой. Он сидел в кабине и приговаривал, что с ним все ничего  и держал в руках очки без стекол. Его отправили первым в Москву. Потом частями все уехали с трассы по больницам. 

Оле зашили голову, наложили 5 швов. У нее сотрясение. Шило решил не зашивать. У него рассечен лоб, и тоже сотрясение по ходу.  Виталик, который вроде не пострадал, обнаружил, днем что под глазом у него расплывается большой фингал. Андрюха Гончаров порезался. Паштет, который был мне весь следующий день родной мамой, кормил, поил и перекладывал, осознал, что хромает. У меня, кажется, сломан нос, легкое сотрясение и травмированы два верхних позвонка. В зеркале я чистая Жасмин. Виталик сказал, что еще у машины заметил, что у меня нос с горбинкой, но подумал, что так и надо, просто он раньше не замечал.